Речитативы

Новолуние (речитатив для песни Рады Анчевской «Смоква»)

Новолуние — небес малокровие, глаза коровьи заглядывают в изголовье детской кроватки,
Неотвратимо, как усадка фундамента, словно свидание краткая
летняя просинь времён упадка,
Лысина сосен и сразу осень.
Спросонья ни зги не видно, одни силуэты,
Пропало лето, пока я спал, и вот уже где-то метёт, снега четыре крупинки, как завтрак аскета,
Тропинки сошлись у пня, у пустой пиньяты. Не вырезано ни дня, но картина помята при транспортировке,
Неловко, как дети в сказке, боясь топора, залезают в топку,
Выходит из труб дымок, только бы впрок, прозвенел как набат последний звонок,
И на сцене погасли лампы.
Упаковали, в поверхность коробки забили штампа печальный гвоздь.
В коробке засохшая виноградная гроздь.
Пошёл за ягодой, вернулся надкушенный и надорванный, ветер, ябеда,
Секреты выбалтывает,
Словно моя беда, что лес облысел до деревца,
Что снег так и стелется по горелым просекам,
И что шёл я по снегу, хоть хотел по мостику, на другой бережок.
Пойдёшь за мной, не оглядывайся, дружок.

04.01.2017

 

***

Набережная прокаженных, стыд и срам,
Килограмм бумаги в портфеле, ручек сто двадцать грамм,
Трамвай нежелательный, вечер желаний, сон,
Я запираюсь в туалете, я Франсуа Вийон,
Де Монкорбье. Пишу о борьбе и победах, пишу о себе,
Выискивая архетипы в истории человеков,
Прошлых веков. У меня острая недостаточность текущего века.
Отсутствие моральных основ,
Головная боль, грустная быль и даже
Треск отсыревшего старого такелажа.
Летит комета, я прячусь в прибрежный грот,
В надежде, что все пройдёт. Я ипохондрик с туннельным синдромом,
День зачинается, мы выпадем рыбьим кормом,
Бессмысленным, в отсутствии рыб в аквариуме.
Расселись по нарам, распределились по парам,
Разложились на атомы, вздрогнули кратерами, как луна,
А за дрожью вваливается тишина.

-.12.2016

 

***

На слёте-симпозиуме ярко выраженных юродивых
Я занял почетное место в президиуме, вроде бы,
Дают микрофон, я задаю вопросы,
Где здесь кровососы? Кто сочиняет вбросы?
Я бородой оброс, как Распутин, ноги босы,
Калику перехожего с такою рожей боятся дети,
Кто усомнится в моем моральном авторитете?
Кто-то залезает под стол, мой голос раскачивает престол,
Да так, что от страха трясётся посол в Джакарте.
Всем попадаются козырные карты, но мне померещился туз,
Я еще успею войти во вкус, а потом проснусь.
Все это сон.
Я думал, что я — Робеспьер, а я Робинзон.
Единственное окно, в котором все ещё горит свет.
Столько лет, столько больших поражений и небольших побед,
Столько парижских коммун, столько империй
Съедено за обедом прожорливым скучным зверем.
Платформу объял туман, воздух пьян,
Время семян, здесь скоро взойдёт бурьян
Если землю как следует сдобрить солью.
Сорняки пожирают поле.

03.12.2016